Охотник - Борис Батыршин
Добавил: litgalaxy 30 декабря 2016 15:39

Конкурсная работа. Номинация - Фантастика.
"Галактический сезон литературных конкурсов 2015", I этап.   


Отдел Античности 
Управления Охраны Реальности
Сектор Западная Европа

Ведущему комиссару Управления Охраны Реальности

Доклад

Сэр! Вчера в 17.21 по текущему Гринвичу, группой датчиков FRY-456-VB 5 было зарегистрировано несанкционированное проникновение через границы базового Континуума. Экспресс-анализ показал, что проникновение с вероятностью 87 % можно квалифицировать как аномальное, то есть не имеющее отношения к текущей Реальности. Углубленный экспресс-анализ позволил сделать вывод, что с вероятностью 93,5 % можно говорить о проникновении из-за Темного Шлейфа, то есть из вероятностных миров, чья структура подразумевает реальное существование развитого ПСИ.

Выкладки экспресс-анализа переданы в аналитическую группу с пометкой ЭКСТРА.

Согласно выводам временной аналитической группы, созданной для работы по теме, в базовый Континуум проник обитатель Вероятностных  Миров, являющийся выраженным носителем ПСИ. Принимая во внимание точку проникновения и время вторжения, можно было с вероятностью около 70% сделать вывод, что целью проникновения является попытка оказать помощь группе преследуемых конницей Цезаря галльских военных вождей во главе с верховным вождем Амбиториксом, что, в свою очередь, может привести к непредсказуемому дрейфу Реальности. Позволим себе напомнить, что именно состоявшаяся в рамках базового континуума гибель фигурантов  из означенной группы, определила фактуру ткани Континуума,  на последующие несколько десятков лет.

В 21.32 по текущему Гринвичу, было зафиксировано мощное извержение энергии ПСИ, квалифицированное работающими по теме аналитиками,  как использование боевых приложений ПСИ (в просторечии – боевая магия).  Локализация выброса ПСИ была проведена в течение 2,35 секунд после самого выброса, результаты с высокой долей вероятности (около 89%) позволяют связать выброс ПСИ именно с упомянутой группой кельтских вождей. В связи с этим,  аналитическая группа настаивает на том, что деструктивное воздействие на Континуум уже имело место и теперь можно говорить о том, что в течение 5-7 локальных суток текущего Континуума мы столкнемся в упругими изменениями Реальности. 
Особое мнение зам. начальника временной аналитической группы доцента Тарантоги: «если в течение 3-4 локальных суток последствия Вторжения не будут погашены, упругие изменения Времени приведут к катастрофическим последствиям уже на уровне 1-2 вв эры христианства текущего Континуума. Одним из наиболее вероятных  последствий такого изменения доц. Тарантога считает военное порождение Цезаря, как следствие – полное изменение блока Континуума, связанного с ближневосточной и африканской экспансией Рима (так, примерно 99,5% оценивается вероятность того, что ни Египет, ни Иудея вообще не подвергнуться римскому вторжению), и, как неизбежное следствие – пересмотр самого факта возникновения христианства, как ведущей религии запада. (примечание руководителя временной Аналитической группы, проф. Петера  Макрориса: «У Тарантоги крыша поехала на почве христианства! Гнать его в шею, прока мы с ним не нахлебались)

В связи с вышеизложенным, УОР настаивает на проведении силовой акции по схеме АН-23, подразумевающем безусловную ликвидацию субъекта вторжения, корректировку Судеб субъектов, ставших объектами воздействия Вторжения в сторону максимального приближения к реальности Текущего Континуума.
По окончании акции, передать материалы аппаратной группы УОР в следственный отдел на  предмет выявления организаторов Вторжения из Вероятностных миров.
Рассматривать задачу выявления упомянутых организаторов как второстепенную по отношению к задаче по корректировке реальности текущего Континуума.

Резолюция Ведущего  комиссара  Охраны Реальности:
Разрешение на акцию по схеме АН-23 даю. Привлеченные силы – не более 1 человека, уровень обеспечения – 2000 – 2006 год, необходимость возвращения исполнителя рассматривать как второстепенную.
Члена временной аналитической группы доцента  Тарантогу перевести на архивную работу с вынесением выговора за панические настроения. 

…………………………………………………………………………………………………………

Черная, неуловимая глазом строчка,  простегнула насквозь тело мага. Мгновение он стоял, выпрямившись во весь рост, а потом завалился на спину, навзничь, ничком. Из аккуратной дырочки, внезапно появившейся точно в середине лба,  толчком выплеснулась кровь. Лицо стоящего за спиной мага Граммина обдало красным фонтаном. Еще до того, как тело Мага  упало в траву, Аэрикс уже знал, что тот мертв - живые так не падают. Острый, как у кошки, слух охотника уловил глухой хлопок – совершенно отчетливый, похожий на звук, с которым откупоривается баклага перебродившей браги, но слабый, слабый – такой звук не заглушит даже шепота. А спутники его и вовсе ничего не услышали, это уж наверняка. Откуда донесся звук? Показалось? Непонятно… Аэрикс припал к траве, глаза шарят по кустам, левая рука нащупывает оперение стрелы в подвешенном за спину колчане.
Остальные еще не опомнились. Аэрикс скользнул взглядом по вождю и всем остальным. Они еще ничего не поняли – вождь стоит над телом мага, беспомощно озираясь по сторонам, Грамин раскорячился в нелепой позе, присев и раскинув руки в стороны, вместо лица – тошнотворная кровавая маска, комья мозговой ткани и сгустки крови стекают на тунику. Впрочем, кажется он невредим… только шок. Остальные лихорадочно озираются, кто-то бросился к коням, другой повалился на колени, пытается помочь королю приподнять дергающееся еще тело…
Тело перевернули и Аэрикс разглядел затылок мага. Он поспешно отвернулся. Из-за спины раздались захлебывающиеся, рвотные звуки – щитоносца Амбиторикса выворачивало от того, что он увидел. Граммин, приходя в себя, размазывал по лицу и по груди кровяные комья и мозговую слизь, юного спутника вождя тошнило прямо на перевернутое тело мага. Ошарашенный вождь все же не выдержал – он шагнул назад, подальше от корчащегося в рвотных позывах юноши, от тела с кошмарно изуродованным затылком. Что именно убило мага – Аэриксу не хватало фантазии даже предположить. Задней части головы, более чем половины черепа у мага просто не было. Пустая оболочка, половина грубо расколотой ореховой скорлупы, наполненная отвратным месивом из крови и мозга. То, что пробило голову мага  - аккуратная черная дырочка между бровей, это, очевидно, входное отверстие неведомого метательного снаряда – лопнуло внутри и, подобно удару булавы, разнесло череп. И Аэрикс и вождь и все остальные не раз и не два видели кровавые раны, уродства, все то, что делает с человеком безжалостная война, клыки и когти диких животных – но ТАКОГО они и представить себе не могли.


Аэрикс, с трудом подавляя тошноту, отвернулся от изуродованного тела и осторожно двинулся в заросли. Не то чтобы его туда тянуло – нечто, сотворившее ВОТ ТАКОЕ с могущественным магом прихлопнуло бы его, как муху - в памяти Аэрикса свежа была безжалостная огненная расправа с римлянами, преследовавшими отряд, а так же стрелы кельтов, выпущенные  в упор и бессильно упавшие в шаге от мага. Охотник скользил по подлеску не  хуже лисы – страх, потрясение, предчувствие неведомой опасности подстегивало его натасканные мудрыми наставниками инстинкты. Первый круг он замкнул на расстоянии полста шагов от поляны – приметой послужил здоровенный поваленный граб. Потом Аэрикс углубился в чащу шагов поглубже и снова двинулся по большому кругу.
Ничего. В какой-то момент обостренное охотничье чутье стегануло по нервам – Аэрикс припал к земле, до половины натянув короткий охотничий лук. Со стороны отчетливо тянуло чем-то невнятным – тухлая гарь, непохожая ни на что, слышанное им до сих пор. Запашком тянуло с востока, причем тянуло довольно слабо – Аэрикс, пожалуй, и вовсе его бы не почувствовал, если бы не легкий ветерок, колышущий ветви деревьев. Этот ветерок-то и принес чуждый смрад. В любом случае, источник опасного запах был далеко – и до чего же Аэриксу не хотелось идти в ту сторону!
Сто шагов, триста, пятьсот. Запах усиливался, стал резким, почти непереносимым для обостренного, не слабее, чем у  охотничьей собаки, обоняния охотника. И даже густая трава не помешала ему увидеть источника отвратной вони. Аэрикс наклонился и поднял Это с земли. Юноша не сомневался – он держит в руках то, что четверть часа назад убило Мага. Он оглянулся – от места гибели мага было не менее пятисот шагов. 
Только вот выглядело ЭТО непохожим ни на что. Небольшой, в палец длиной, зеленоватый металлический цилиндрик с очень тонкими стенками. Верхняя часть цилиндрика сужалась, подобно горлышку римской амфоры, донце было массивнее и составлено, казалось, из нескольких концентрических колец. Приглядевшись, Аэрикс разглядел на донце крохотные, но необыкновенно отчетливые выгравированные значки. В серединке донце было промято, зеленый лак стерт и из-под него проглядывал желтый  металл. 
Аэрикс покрутил цилиндрик, понюхал и скривился от отвращения. Тухлая гарь шибала по невероятно чувствительным ноздрям юноши, почти что отбивая у него обоняние. 
Охотник достал из сумки кусочек сыромятины и старательно завернул в него находку. Пришло время осмотреть место. Урочище, в котором так неосмотрительно расположился их отряд, было отсюда как на ладони – но никакая стрела не пролетела бы, конечно же, и трети этого расстояния. Люди отсюда выглядели как крохотные муравьи. Аэриксу, с его невероятно обостренным зрением, было не под силу различить спутников вождя на таком расстоянии.
Следы нашлись почти сразу же…..

………………………………………………………………………………………….

Аэрикс сделал несколько шагов – неслышно, как умели ходить очень немногие охотники его рода, не задев ни единую веточку, не хрустнув ни единым сучком. Переместившись за громадное, вывороченное из земли  корневище поваленного граба, он, ухватившись за толстенный нависающий корень, подтянулся, уперся ступней в шишковатую кору лесного гиганта и повис посреди сплетений корней и бород серебристого мха.  Отсюда он видел поляну – зато его собственное лицо, да и все тело было надежно скрыто за  разлапистым выворотнем.

Посреди поляны, шагах в тридцати от Аэрикса лежало тело Мага. Точно там же,  оставили его на рассвете – головой к кострищу, в ногах сложены оружие нехитрые пожитки, завернутые в окровавленный плащ. А вот рядом с телом…
Аэрикс поначалу решил, что видит дриаду, болотника или кого-то еще из лесного народца. Во всяком случае, на человека оно походило меньше всего – скорее уж на ожившую, вставшую на ноги болотную кочку. Размытые зелено-коричневые пятна, бесформенные лохмотья, пожухлые листья, пучки травы, скрывающие голову и конечности – даже посредине поляны, на фоне подсвеченной вечерним солнцем листвы, странная тварь как бы растворялась, сливалась с окружающим. Непонятное существо сидело на корточках, наклонившись над телом.
Аэрикс висел на корневище, боясь шелохнуться. Он почему-то был уверен, что видит виновника смерти и Мага и всех остальных, хотя совершенно не представлял, кто именно перед ним. По хорошему, следовало прыгнуть вперед, выхватить из-за пояса  топор и посчитаться с непонятной тварью за все. Но чутье опытного лесовика удерживало Аэрикса от опрометчивых действий. В конце концов, непонятная тварь за какие-то пять часов уничтожила семерых лучших воинов племени – и, похоже, даже не вспотела. Король или тот же Граммин тотчас бы кинулись врукопашную… но Аэрикс  прошел совсем иную школу. Юный галл отлично  знал, что лес не любит ни спешки, ни резких движений, ни лихих атак с копьями наперевес. Поэтому он и висел на корневище, изо всех сил умоляя поваленного лесного гиганта позволить слиться с  узловатой, покрытый мхом корой, стать невидимым – так, как учил его когда-то старик-охотник.

Ходячая кочка шевельнулась. Оказывается, у твари имелись не только ноги, но и руки – причем точно так же заросшие травой, мхом и какими-то невнятными клочками. Болотная дрянь приподнялась с корточек, пошарила где-то посреди своих лохмотьев и извлекла на свет нож. А может меч – Аэрикс затруднился бы отнести эту штуку к какому-то известному типу оружия. Клинок, почти в предплечье взрослого мужчины, был покрыт грязно-зелеными разводами и только узенькая, нитяная кромка лезвия холодно блеснула, выдавая опытному глазу воина бритвенно-острую заточку. 
В другой руке болотной погани болталась бугристая, шишковатая, поросшая какой-то лохматой дрянью коряга, длиной примерно в ярд. Форма этой коряги не поддавалась описанию – похоже, что тварь выломала ее в ближайших кустах,  однако с коряги свисало нечто вроде ремня, привязанного к ней обоими концами. Болотник перехватил корягу и закинул ее за спину на ремне – так же, как воины носят колчаны со стрелами. Коряга немедленно слилась с лохматой, замшелой шкурой болотника, совершенно исчезнув из виду. Странная, однако, коряга, подумал Аэрикс, с каких это пор лесная нежить таскает  свое дубье на за спиной, на ремнях, как римлянин - походный мешок? 
Тварь тем временем, снова наклонилась к телу Мага – в лучах солнца сверкнула ниточка режущей кромки странного ножа. Аэрикс не видел, что болотник собрался делать с телом, он был занят - принюхивался. Легкий порыв ветра, дувшего, по счастью, со стороны поляны, донес до охотника запах твари. Он ожидал смрада болотных газов, вони застоявшейся тины, запаха падали. Но «букет» существа привел Аэрикса в полнейшее недоумение. Он пах… странно. Сквозь аромат сырых листьев и отчетливую вонь человеческого пота пробивался непонятный, хотя и смазанный, резкий запах, чуждый галльскому лесу, наводящий на мысль о перетертых в порошок минералах и снадобьях, сгорающих в ритуальных чашах Друидов, резкий запах разогретого и остывшего металла… Аэрикс, за время своего лесного ученичества, выработал в себе нюх, ненамного уступающий звериному. И сейчас он был уверен – ничего из того, что можно было встретить в лесу, просто не могло пахнуть ТАК! Запах… пугал. С ним было связано что-то чуждое, странное, напоминающее о смерти и  не рассуждающей, несокрушимой, безликой  силе. Точно такой же запах донесся до него утром, когда умер Маг. Так же пах странный зеленый цилиндрик, который он нашел где-то тут, невдалеке от поляны. Да, конечно – он тогда сделал несколько кругов по лесу, пытаясь найти хоть что-то, что могло бы послужить причиной смерти – и в какой-то момент его накрыла волна вот этого самого отвратительно запаха. Стоп… не только! Наконец-то он вспомнил – и это воспоминание пробило его, как самая болезненная судорога. Да, конечно –  очень похожий запах, только гораздо сильнее, оставался на пепелище их селения. Там, где укрепившиеся на вершине холма-городища галлы,  были до последнего сожжены огненными шарами чудовищных метательных машин Цезаря!

Аэрикс едва не сорвался с корневища – так ударил по нему его запах твари. Выходит… это не лесная нежить? Во что угодно он готов был поверить после кровавых потерь этих дней, но болотник галльских лесов, сотрудничающий с римлянами? Нет, только не это – такая новость означала бы, что сама земля Галлии восстала против своих детей….  Впрочем, какая такая тварь… разве лесная нежить воняет человечьим потом? Юноша непроизвольно дернулся и корневище отозвалось на это движение протяжным скрипом, прозвучавшим в мертвой тишине вечернего леса, подобно грому.

Тварь медленно повернулась – и Аэрикс увидел его лицо. Да-да, именно лицо, а не образину, приличествовавшую болотнику или какой другой  лесной нечисти. Оно было наполовину cкрыто свисающими с головы полосами мха, лохмотьями, прелыми листьями, какой-то буро-зеленой сеткой – но это было именно человеческое лицо. Четкий профиль, внимательные глаза, выбрит - ни усов, ни бороды…. Какой-нибудь римлянин, несомненно, принял бы это лицо именно за морду лесного демона – но Аэрикс-то привык узнавать человеческие черты под кельтской раскраской и не сомневался, что это – именно лицо человека, хотя и  причудливо расписанное. Кожа покрыта грязно-бурыми и зелеными разводами, но отнюдь не правильными, точными, выверенными согласно вековым традициям узорами, как лицо самого Аэрикса. Физиономия незнакомца была размалевана расплывчатыми полосами и пятнами, так, что порой она просто растворялась на фоне бесформенных лохмотьев, более всего напоминавших болотную кочку, одетую на голову.. 
Глаза незнакомца глаза – серые, острые, живые и ничего не упускающие – на миг встретились с глазами Аэрикса. Юноша отпустил корневище, в падении оттолкнулся ногой от ствола дерева и с шумом обрушился в кусты за спиной. Перекатился через голову, уловив краем сознания треск ломающихся стрел в привешенном за спиной колчане и опрометью кинулся в чащу – не разбирая дороги, подобно бегущему с поля боя трусу, подобно ломящемуся сквозь подлесок подраненному оленю. 
- Он  человек, человек, римлянин,  – колотилось в мозгу Аэрикса в такт прыжкам,  - и никакая это не шкура, это просто хитрая маскировка, которую он носит на себе, чтобы слиться с лесом. Мага убил римлянин и остальных тоже убил римлянин – вот этот, пугающий и непонятный, новоявленный хозяин галльского леса, умеющий сливаться с ним не хуже дриады и прятаться так же надежно, как болотник. И теперь все они, галлы лесных племен погибли – погибли, потому что лес больше не является защитой, в нем поселился самый страшный враг, которого только можно вообразить, враг, о котором не предупреждали друиды, которого не ожидали мудрые вожди кельтских племен. Враг, который один страшнее целой закованной в железо когорты легионеров или пугающих метательных машин Рима… враг, умеющий воевать п р а в и л ь н о, по лесному, но умеющий это лучше, чем самый матерый лесовик-кельт….
Аэрикс понимал, что ему не выйти живым из леса – эту смерть он прочитал в прищуренных, т о ч н ы х  глазах римлянина. Тот просто-напросто не позволит ему уйти – это не легионеры, которые не частенько не преследуют бегущих, позволяя страху делать за них половину работы. Э т о м у  известность не нужна  и он, конечно же, не оставит в живых случайно увидевшего его лицо охотника. Аэиксу не уйти – каким-то отстраненным, почти что чужим уголком своего сознания он нисколько в этом не сомневался. Маг… его лицо, почти что не обезображенное аккуратной черной дырочкой в переносице и превращенный в кошмарную кровавую кашу затылок…..  


Пробежав около полумили, Аэрикс без сил рухнул на мох. Римлянин увидел его, никаких сомнений. Он не пустился в погоню, поди побегай в лесу в таком лохматом одеянии, да еще и с непонятной корягой за спиной… Угнаться за ошалевшим от страха кельтом сумел бы разве что волк или олень. Озаренный внезапной догадкой, Аэрикс полез в сумку. Давешний цилиндрик, найденный после гибели мага был на месте. Юноша развернул его и, прищурив глаза, вгляделся в крохотные значки на донце. Точно! Воспоминания не подвели его. Все было правильно – именно такие, или, во всяком случае, очень похожие значки Аэрикс видел на штандартах легионеров – это буквы их языка, латыни. Аэрикс, хоть и умел объясниться на грубой латыни, конечно же, не умел писать – но знаки римлян он узнал безошибочно. Итак, последний кусочек мозаики встал на свое место.
Убийца мага, убийца половины свиты вождя, человек, отдавший Амбиторикса в руки римлян, и сам был римлянином – только так и не иначе! И этот кошмарный, невозможный римлянин теперь – Аэрикс не сомневался в этом – неспешно, размеренно, походкой опытного лесного ходока, идет по его следу. 
Аэрикс не обольщался – только невежа полагает, что в лесу можно от кого-то убежать и только очень глупый враг тут же кидается в погоню за удирающим в чащобу противником. След, который юноша оставил за собой ничем не уступал следу бегущего вепря: переломанные ветви, вывороченный мох, придавленные кусты. По такому следу его нашел бы ребенок, нашел бы даже пьяный римский обозник. А невиданный римлянин – Аэрикс не сомневался в этом – умел выслеживать врага в лесу ничуть не хуже стариков-кельтов, обучавших молодого охотника премудростям лесной науки. А то и получше… если вспомнить лежащего на поляне Мага и все те трупы, которые чужак оставил на своем пути за сегодняшний день….



Рапорт руководителя группы Силового воздействия:
Господин Ведущий Комиссар! Согласно вашей резолюции по докладу от …  разработана операция по реализации схемы АН-23. Для проведения операции привлечен агент «Траян» (личное дело 367.123/ОН).Профилирующая специальность – снайпер, диверсант, специалист по одиночным операциям в лесной местности. 

Использованное в операции снаряжение: типовой  набор  полевого снаряжения «Леший-3», трехдневный комплект выживания, электронный ночной бинокль.
Оружие: Снайперская винтовка  Ремингтон М 700 «Милитари» производства США, 1987года,  с глушителем «Сайлент М33» и универсальным прицелом ночного видения 3-го поколения, оборудованным приставкой-сканером ПСИ, пистолет Кольт 1911 «Гэвэрмент» производства СШа 1978 года, со стандартным глушителем. 50 патронов к винтовке в обоймах, 6 снаряженных магазинов (по 7 патронов) к пистолету, 4 сигнальные мины, 1 управляемая  противопехотная  мина типа «Клеймор», 4 дымовые гранаты, 2 гранаты со слезоточивым газом CS, 4 противопехотные осколочные гранаты наступательного действия, 1,5 кг. Пластиковой взрывчатки «Семтекс» производства Чехии, стандартный набор детонаторов.
Оружие и инвентарь лишены полимерных деталей, предполагаемый срок полного разрушения материалов оружия и снаряжения в типичных условиях, соответствующих климату региона – около 450 лет.
Все оружие укомплектовано боекомплектом с быстроразлагающимся взрывчатыми веществами срок утраты  боеспособности боекомплекта –42 часа с момента переброски.

Для переброски агента использована одноразовая континуум-капсула малой дальности.
Акт о списании означенной капсулы, снаряжения и оружия, задействованных в операции прилагается. 

Отчет о ходе проведенной операции передан в Ваш секретариат в установленном порядке.  Аппаратная группа наблюдения квалифицирует последствия операции как ограниченно успешные. Зафиксирована 100-процентная гибель субъекта Вторжения.
Степень корректировки судеб субъектов воздействия Вторжения – около 75 процентов.
Степень текущего изменения Реальности базового континуума – около 2, 93 процентов, что квалифицируется как ограниченно допустимое.

Личное дело 367.123/ОН агента «Траян» переждано в архив с пометкой «Погиб во время акции». Предусмотренные стандартной процедурой мероприятия проводятся, перечень мероприятий (похороны, финансовая помощь близким родственникам, представление к ордену «Герой Реальности» посмертно, публикация в прессе) а так же финансовый отчет прилагаются.


Неофициальная служебная записка начальника группы силового воздействия руководителю Временной аналитической группы, работающей по делу:

Мой дорогой Петер! Слава богу, мы расхлебали это паршивое дело в течение каких-то полутора суток. Не скажу, чтобы это было легко. Впрочем, грех жаловаться, поскольку сейчас у нас у всех (и, надеюсь, у тебя) только одна забота – как бы половчее провертеть дырочки для наград, которые в самое ближайшее время посыплются на нас как из рога изобилия.
Но на будущее – неужели нельзя не выносить сор из избы и разбираться с искателями правды и маньяками типа Тарантоги в узком кругу? Не будь его «особого мнения», мы бы получили лишние трое суток на операцию, а нервы тоже, знаешь ли, не железные.
Пеги давеча заявила мне, что еще одна такая неделя – и она разведется со мной, так как не хочет жить с импотентом.
Ну, всех благ, коллега!

Просмотры (143)  Комментарии (0)  Форум (Номинация - Фантастика)